Навальный – участник политических игр или обычный жулик?

Суд над Алексеем Навальным, назначенный на 17 апреля, вызывает неподдельный интерес не только в России, но и на Западе.

Как сообщила пресс-служба Следственного комитета России, судебное заседание будет проведено непосредственно на месте совершения преступления, а именно в г. Кирове, в одном из районных судов областного центра.

Напомним, что А.Навальный проходит как основной обвиняемый по делу о растрате 16 миллионов рублей. Вместе с ним на скамье подсудимых будет бывший генеральный директор ООО «Вятская лесная компания» Петр Офицеров.

По версии следствия, Алексей Навальный в 2009 году, будучи советником губернатора Кировской области, путем организации преступного сговора с Петром Офицеровым и Вячеславом Опалевым, на тот момент — генеральным директором КОГУП «Кировлес», организовал хищение более чем 10 тысяч кубометров леса, чем нанес ущерб, превышающий 16 миллионов рублей.

Несмотря на явный политический подтекст, который формируется вокруг кировского процесса, СКР отрицает наличие политической составляющей в деле Навального. Наоборот, характеризуя мотив возбуждения уголовного дела, руководитель управления Следственного комитета по взаимодействию со СМИ Владимир Маркин утверждает, что им стало банальное воровство.

Правда, отвечая на вопрос, почему же делом такого рода занимается СКР, а не МВД, Маркин заметил, что вызвано это только тем, что сам Навальный является адвокатом, а возбуждение уголовных дел против них возможно только на уровне СКР. Мало того, Маркин утверждает, что такой механизм организации судебного процесса действует исключительно во благо обвиняемого и общества в целом.

Маркин опроверг мнение, что возбуждение уголовного дела — результат, скорее, политической деятельности Навального, а не его экономического преступления, тем более, что преступления такого рода в России — не редкость, а политический резонанс имеет далеко не каждое.

Владимир Маркин дал понять, что объявление Навального страдальцем по политическим мотивам неуместно, и недвусмысленно намекнул на то, что финансовую поддержку и инструкции для организации деятельности воинствующей оппозиции Навальный получал из-за рубежа. Однако, как считает представитель пресс-службы СКР, его покровители просчитались, надеясь, что образ «российского Манделы» будет принят и поддержан на всех уровнях российской власти и общества.

До Манделы, считает Маркин, Навальному далеко, поскольку с именем первого связана борьба с апартеидом, а второго — с банальным жульничеством. Сравнение, в данном случае, неэтично и не в пользу Навального.

Мало того, фигура Навального была, как бы специально, выставлена напоказ в желании подчеркнуть чистоту и непорочность своих намерений на фоне жестокой и несправедливой власти. В таком случае, объявить себя страдальцем за политические убеждения очень просто и выгодно, прикрыв, тем самым, совершение уголовных преступлений.